Начатая по инициативе вице-премьера Дмитрия Козака реформа господдержки промышленности начала смягчаться. Она больше не предполагает полной отмены более 50 отраслевых программ — решения будут приниматься индивидуально. Это шаг навстречу Минпромторгу, который, со своей стороны, определился с цифровыми параметрами реформы.

 

Для получения универсальной субсидии от ряда отраслей, например химпрома и металлургов, не потребуется усилий — их экспорт уже выше целевых объемов. Другим — автопрому, сельхозмашиностроению — придется увеличить экспорт более чем вдвое. При этом в первые годы реформы компании получат гораздо меньше средств, чем сейчас.

Минпромторг опубликовал проект постановления правительства о реформе господдержки промышленности, инициированной Дмитрием Козаком. Как писал “Ъ” 29 и 30 ноября, схема заменит существующие отраслевые программы поддержки спроса и экспорта уже в 2019 году, перейдя к единой субсидии под обязательства увеличить поставки за рубеж. Для получения субсидии компании должны составить корпоративные программы международной конкурентоспособности (КПМК).

Хотя в драфте проекта содержался перечень более 50 отраслевых госсубсидий, которые будут отменены, теперь этого списка нет: как писал “Ъ” 10 декабря, все еще обсуждается сохранение ряда целевых программ. Вице-премьер уже пошел на уступки Минпромторгу и решил сохранить субсидию на транспортировку продукции с условием ее привязки к целям по экспорту (проект также опубликован на regulation.gov.ru). Кроме того, министр Денис Мантуров 10 декабря объявил о сохранении адресных мер поддержки спроса в автопроме.

Общий объем субсидий до 2024 года в рамках нацпроекта по поддержке экспорта зафиксирован на уровне 420 млрд руб. По данным “Ъ”, из периметра исключена субсидия на транспортировку, общее финансирование сокращается на 15 млрд руб., из оставшегося 202,5 млрд руб. идет на КПМК.

Но средства неравномерно распределены по годам, отмечает собеседник “Ъ” в правительстве, основные объемы приходятся на вторую трехлетку. В итоге финансирование может резко упасть. Так, глава РСПП Александр Шохин в письме (есть у “Ъ”) вице-премьеру оценивал объем субсидий в 2019 году в 8 млрд руб., в 2020 году — 6,9 млрд руб., в 2021 году — 15,2 млрд руб.

Наибольший объем средств получит машиностроение — 36,9%. Из них больше половины (61,5%) выделяется автопрому, еще 15% строительно-дорожному, пищевому и сельхозмашиностроению, 6,3% — на судостроение, энергомаш — 5,7%, нефтегазовое и тяжелое машиностроение — по 2,9%. Наименьший объем поддержки достанется производству станков — только 0,7%. Из других отраслей больше всего средств получат металлурги (28,3%) и химики (16,5%), 7% придется на леспром, 5% — на фармацевтическую и косметическую промышленность, 3,3% — легпрому, прочим отраслям — 3%.

Как говорит глава Российского союза предпринимателей текстильной и легкой промышленности Андрей Разбродин, в 2018 году субсидии этой отрасли составили около 3 млрд руб. При этом он отмечает, что даже на рынке РФ российские компании пока занимают только 20%. По словам Сергея Шуляка из DSM-Group, объединение фармацевтики и косметической промышленности в одну категорию субсидий не несет рисков для фармкомпаний, так как «в косметической промышленности мало инноваций, а именно они причина субсидирования». Господдержка фармацевтики, по его словам, в последние годы оценивалась в 3–4 млрд руб.

В косметической отрасли поддержали нацпроект. Исполнительный директор Ассоциации производителей парфюмерии, косметики, товаров бытовой химии и гигиены Петр Бобровский со ссылкой на успешный опыт господдержки парфюмерных компаний в Южной Корее, которые завоевывают внешние рынки, говорит, что в РФ госсубсидирование «может дать хорошие результаты».

Собеседник “Ъ” в экспертном сообществе, знакомый с ходом подготовки документа, отмечает, что распределение субсидий по отраслям в целом соответствует текущей ситуации, но это «не способствует исполнению задач майских указов президента». А источник “Ъ” в вагоностроительной отрасли опасается, что недостаток финансирования новых экспортных проектов железнодорожного машиностроения вкупе с резким снижением субсидирования затрат на логистику приведет к возникновению угрозы срыва реализации до половины от заключенных контрактов.

Также в документе зафиксированы конкретные обязательства по отношению экспортной выручки к общей к 2024 году (именно эти показатели компании должны заложить в своих КПМК, чтобы получить доступ к субсидиям). По части отраслей эти планки заведомо выполнены. Так, стальные компании, включая трубников, в целом давно перешагнули установленную планку в 10% экспорта: сейчас экспорт проката составляет около 45% выпуска (29 млн т из 64–65 млн т). Но растущие торговые барьеры не позволяют металлургам обращаться за субсидиями, поскольку они станут поводом для начала компенсационных расследований в странах-импортерах, объясняют источники “Ъ”. Так, Канада в 2015 году пыталась ввести предварительные защитные пошлины на российскую сталь, считая, что металлурги РФ получают выгоду от субсидий сельхозмашиностроению. Собеседники “Ъ” в химическом секторе также пояснили, что экспорт существенно превышает установленный в законопроекте уровень в 10% (за рубеж уходит более 80% минудобрений). Но компании отрасли прямых субсидий от государства не получают.

В машиностроении ситуация иная. Для строительно-дорожного, пищевого и сельхозмашиностроения планка по экспорту установлена в 20%, но замглавы «Росспецмаша» (отраслевая ассоциация машиностроителей) Денис Максимкин говорит, что в среднем по трем сегментам в 2017 году доля экспорта в выручке составляла около 12%, в производстве сельхозтехники — порядка 9%. Лимиты по отраслям с компаниями не обсуждались, подчеркивает господин Максимкин. Для автопрома цель установлена на уровне 10%, при этом в 2017 году доля экспорта от выпуска составила 6,5%. В Nissan “Ъ” сказали, что целевые показатели призваны стимулировать экспорт конкурентоспособной продукции, но «достаточен ли объем средств, будет видно из работы механизма в первые годы». В целом новую систему в компании называют «очень своевременной»: «В дополнение к уже существующей субсидии на транспортировку она должна усилить эффект увеличения экспортных объемов». В группе ГАЗ, впрочем, уточняют, что, согласно документу, получатели субсидии на КПМК не могут пользоваться другими субсидиями на повышение конкурентоспособности, например, на транспортировку. Ранее российские концерны критиковали КПМК (см. “Ъ” от 28 ноября).

Гендиректор «Infoline-Аналитики» Михаил Бурмистров отмечает, что унификация выглядит привлекательно, так как «существующая система стала сложна, не всегда прозрачна и значительно отличается по отраслям». Но он видит риск необеспечения преемственности поддержки для ряда ключевых отраслей, в первую очередь, автопрома и фармацевтики.

 

Источник: Коммерсантъ

reshenItog