Консалтинговая группа Ernst & Young по итогам августа 2018-го опубликовала отчет «Барометр уверенности компаний». Главный вывод опроса среди 60 руководителей российских компаний из 14 секторов экономики следующий: 84% респондентов желают отказаться от своих активов в связи с их неэффективностью или выявлением того или иного фактора риска.

 

Кроме этого, 77% опрошенных заявили, что главным вопросом на повестке дня советов директоров является вопрос пересмотра структуры портфеля активов.

Этим двум положениям опроса противопоставлено третье. Только 32% инвесторов готовы сегодня «ловить рыбу в мутной воде», то есть приобретать неликвидные активы в условиях, когда совершенно непонятно, будут ли оправданы вложения крупных средств. Таким образом, налицо существенное превышение предложения по активам над спросом на них.

Об этом в докладе заявил и руководитель практики консультационных услуг по сделкам в СНГ, партнер Ernst & Young Алексей Иванов:

«Основная активность рынка связана с продажей малого и среднего бизнеса, и на данный момент предложение превышает спрос: только 32% опрошенных планируют приобретения. Зато 84% российских респондентов заявляют о том, что имеют активы, от которых готовы отказаться в связи с их неэффективностью или выявлением того или иного фактора риска».

По словам Иванова, руководители предприятий, действительно, все чаще пересматривают структуру своих портфелей: 96% респондентов заявили, что делают это раз в год или полгода. Побороться за интересные активы, которых, разумеется, в нынешней ситуации будет не так много, намерены те же 84%. Таким образом, доля предпринимателей, которые намерены избавиться от проблемных активов, равна доле, которая готова лишь «снимать сливки» с рынка M&A (слияний и поглощений).

Иванов также отметил, что в этой связи в краткосрочной перспективе на рынке M&A возможен даже всплеск активности: 73% опрошенных ждут насыщения рынка новыми сделками. И не последнюю роль в этом, по словам партнера Ernst & Young, играет повышение доступности кредита. Добавим к этим словам лишь упоминание о том, что повышение долговой нагрузки на бизнес, как уже неоднократно предупреждали опрошенные Царьградом эксперты, ведет к надуванию кредитного «пузыря» компаний в борьбе за перекупку дефицитных ценных активов, а итогом станет лишь обогащение ряда представителей банковского сектора.

В исследовании Ernst & Young сказано при этом, что представители бизнеса в качестве причины формирования в портфелях проблемных активов видят геополитику, а не волатильность курса или цифровую трансформацию. 55% опрошенных сказали, что геополитическая напряженность навредила им больше, чем падение рубля. Справедливости ради отметим, что факторы эти взаимосвязаны.

ЦБ России при этом не слишком старался выровнять курс российской валюты, все лето продолжая валютные интервенции на внутреннем рынке для пополнения резервов и создания благоприятной экспортной конъюнктуры. Да, это можно считать попыткой заботиться о повышении доходов российского экспорта, крупных компаний, которые выкачивают недра страны и продают их содержимое на внешних рынках.

Однако непонятно, как быть, например, с компаниями обрабатывающего сектора. Ведь добываемое сырье в условиях низкого рубля «со свистом» уходит на экспорт, тогда как могло (пусть и не целиком) дозагрузить простаивающие производственные мощности страны, дав прирост ВВП. Таких мощностей в России сейчас, по оценке академика РАН Сергея Глазьева, около 60%.

Что мы видим в итоге? В мае индекс деловой активности (PMI) обрабатывающих отраслей российской экономики перешел границу в 50 пунктов и снизился до 49,8 пункта. В июне он продолжил падение, снизившись еще на 0,3 пункта. При этом значения индекса PMI выше 50 пунктов свидетельствует о росте деловой активности, ниже 50 – о спаде.

Однако не будем забывать, что, несмотря на приостановку действий ЦБ по скупке валюты на внутреннем рынке, план по закупкам на 2018 год все же планируется выполнить. Как предупреждали эксперты, вкупе с новыми санкциями США против России по рублю в этой ситуации снова будет нанесен удар, который отразится и на инфляции в корпоративном секторе, и на кошельках граждан. Стоит также напомнить о вступлении в силу с 2019 года повышенной ставки НДС в размере 20%. Этот фактор, по оценке экономистов, станет настоящим ударом по перерабатывающим отраслям. Стоит лишь догадываться, насколько прибавится в портфеле инвесторов активов, от которых они хотели бы избавиться.

С позицией опрошенных предпринимателей согласен и глава Совета ТПП России, глава ассоциации «Росспецмаш» Константин Бабкин. Он отметил, что реакция бизнеса вполне соответствует нынешней ситуации, в которой сложно строить прогнозы по эффективности тех или иных активов.

«В принципе, можно понять руководителей, которые так пессимистично настроены. Они анализируют решения правительства в последние месяцы, которые не направлены на улучшение инвестиционного климата. Климат предприятий, которые занимаются производством в России, никак не улучшается. Повышение НДС, повышение цен на топливо (повышение акцизов), повышение пенсионного возраста, что влечет снижение покупательской способности и сужение российского рынка, в целом тренд на ужесточение сбора налогов – все это ухудшает состояние производственного сектора», - сказал Бабкин Царьграду.

По его словам, именно от этого у предпринимателей появляется желание продать часть производств или перенести их в другие страны. Бабкин отметил, что в сельхозмашиностроении пока не было объявлено о каких-то крупных сделках по продаже, однако предпринимателями владеют тревожные настроения. Бабкин напомнил, что эта отрасль находится под вниманием правительства, ей обеспечивается поддержка.

Константин Бабкин о российских олигархах и санкциях США

«Президент проводил заседание госсовета на Ростсельмаше, мы демонстрировали расширение производства в последние пять лет, но это было благодаря расширению мер поддержки со стороны правительства. Однако нам было объявлено, что в следующем году программа поддержки сокращается. Программа №1432 (субсидирования 15-процентной скидки на сельхозтехнику) сократится в семь раз – с 15 млрд рублей до 2 млрд рублей. Поэтому настроения у нас тоже тревожные».

Комментируя ожидания предпринимателей от Фонда прямых инвестиций, Бабкин отметил, что это не сможет быть панацеей для бизнеса, так как объема фонда не хватит для выполнения уже поступивших в него заявок.

«Это такое слабое утешение. Наверное, какие-то проекты этот фонд сможет поддержать, может, и нам достанется. Очевидно, что фонд не дотянется до всех предприятий, не сможет проанализировать все существующие проекты, и заявок он собрал на существенно большую сумму, чем ему выделено финансирования. Поэтому это такое латание дыр получится в дырявом корыте под названием наша экономика», - сказал он.

Таким образом, российские предприниматели не паникуют, но уже сейчас трезво оценивают свои риски в условиях существования как факторов внешнего давления на страну, так и усложнения внутренней ситуации, снижения потребительской активности и волатильности на валютном рынке.

Впрочем, реальность не стоит на месте, а меняется. Пока еще не введены санкции США против российского госдолга, пока еще не произошел рост топливных акцизов, который моментально расшатает ситуацию на внутреннем рынке. И пока еще не вырос НДС, хотя его повышение уже закладывается в стоимость конечной продукции для потребителей. И бизнесу придется существовать в условиях этой новой реальности.

 

Источник: Царьград ТВ