Российская промышленность, уже привыкшая к санкциям, в этом году столкнулась с очередным витком ограничений и ослаблением курса рубля. Как отечественные производители преодолевают новые трудности и какая помощь государства им нужна, с каким странами мы переходим на расчеты в национальных валютах, в интервью РИА Новости рассказал министр промышленности и торговли РФ Денис Мантуров.

 

 

 

— Какой рост несырьевого экспорта по итогам 2018 года вы ожидаете?

 

— Мы ожидаем прирост по несырьевому, неэнергетическому экспорту в районе 7%. Это реалистично.

 

 

— На фоне западных санкций со многими странами мы давно обсуждаем переход на национальные валюты. Когда стоит ожидать конкретных договоренностей?

 

— Что касается перехода на расчеты в национальной валюте, можно, с одной стороны, говорить о том, что мы поступательно движемся в этом направлении, но при этом я точно не буду обозначать ни одной компании, которая уже реализовывает свои поставки в национальных валютах. С моей стороны это будет крайне неграмотно по отношению к нашим компаниям и к нашим партнерам.

Но процесс этот небыстрый, и мы запустили его не в формате ответа на санкции. Мы эту работу ведем системно уже на протяжении нескольких лет, накопили практику и имеем опыт в части работы коммерческих банков и Центрального банка в тех странах, где нам выгодно вести эту работу. Это в меньшей степени касается европейских стран, больше это относится к странам Ближнего Востока, Юго-Восточной Азии, даже Латинской Америки, Африки.

Что касается Евросоюза, у нас так остро ситуация не стоит по еврозоне. У нас есть сложности, связанные с прохождением расчетов в долларах, поэтому в тех регионах, которые я обозначил, работа в части нацвалют ведется активно.

 

 

— Какова сейчас доля сделок российских промышленных компаний, осуществляемых в нацвалютах? Это больше 50%?

 

— Я был бы счастлив, если бы мы могли реализовать такую планку, но боюсь, что до 50% всего нашего объема поставок высокотехнологичной продукции, или вообще, если мы говорим про несырьевой и неэнергетический экспорт, это достаточно высокая планка. Тем более что мы не отказываемся от европейского рынка, да и от американского в том числе. Коллеги приобретают то, что им нужно, и то, что им выгодно для замещения своих потребностей.

 

 

— Сейчас мы наблюдаем достаточно серьезное ослабление рубля, оно помогает автопроизводителям, которые наращивают локализацию внутри страны, и способствует экспорту, но в то же время цены на автомобили все равно растут. Планируете ли вы какие-то новые программы поддержки спроса или об этом пока рано говорить?

 

— Во-первых, вы правильно делаете акценты в части того, кому это выгодно, кому не выгодно. Тем, у кого недостаточен еще уровень локализации, такая волатильность рубля, конечно, снижает рентабельность и влияет в последующем на объем их производства и продажи. Что касается предприятий, которые нацелены на высокий уровень локализации и на повышение объемов поставки на экспорт, они тоже в определенной степени зависят от импортных комплектующих.

 

 

— В Москве только что проходила выставка "Армия-2018", вы сами принимали в ней участие. В настоящее время власти реализуют масштабную программу диверсификации оборонно-промышленного комплекса. Как должен быть учтен непростой опыт диверсификации ОПК в 1990-е годы? Не повторится ли в России так называемая кастрюльная диверсификация?

 

— Я предлагаю просто забыть про 1990-е годы. Почему? Нам пришлось пережить тяжелый период, особенно если говорить про оборонно-промышленный комплекс, ему как раз пришлось тяжелее всех, потому что произошел резкий обвал заказов со стороны вооруженных сил и предприятия были вынуждены выживать. Там речь шла не о производстве кастрюль или других товаров народного потребления. Люди получали зарплату той продукцией, которую производили.

А сегодня так вопрос не стоит. У нас пик загрузки, пик гособоронзаказа. Он сейчас плавно проходит, и мы занимаемся обеспечением постепенного замещения ГОЗ продукцией гражданского назначения. Это не происходит резко. У нас есть временной запас, работа проводится системно.

Надо сказать откровенно, по каким-то предприятиям это происходит очень быстро, эффективно, динамично, не надо никого заставлять. Однако есть ряд руководителей, которые считают, что фонтан будет бить вечно, им приходится подсказывать, подталкивать.

В этом году у нас будет прирост по гражданке на предприятиях ОПК — эта продукция составляет порядка 19% от общего объема производства против 18% в прошлом году. И мы рассчитываем такой же темп сохранять и в будущем для того, чтобы достичь целевой задачи — иметь к 2030 году пропорцию 50 на 50. По каким-то предприятиям мы уже перевалили за эту планку. Например, по концерну "Швабе", где-то у нас пропорция значительно ниже.

 

Источник: РИА Новости

reshenItog